12.02.2024

1418 дней города красного неба. Февраль 1944 года: вечерние школы на заводах, новые правила посещения кинотеатров, тагильчане на больших экранах

За 1418 дней, которые длилась Великая Отечественная война, вышло 1066 номеров газеты «Тагильский рабочий».

За 1418 дней, которые длилась Великая Отечественная война, вышло 1066 номеров газеты «Тагильский рабочий». На долгое время она стала едва ли не единственным источником информации для тысяч жителей Нижнего Тагила, мощным оружием мобилизации и пропаганды. Нам стало любопытно узнать, как жил тыловой город в 1941-1945 годах, и попытаться рассмотреть за газетными строками жизнь обычного человека. Об этом исторический спецпроект ИА «Все новости» – «1418 дней города красного неба». Все публикации читайте здесь. Этот выпуск – о феврале 1944 года: подростки учатся в вечерних школах при заводах, тагильчане стали героями документального фильма, в СССР придумали новый порядок посещения кино и театров для детей. Материал для вас подготовила Полина Марченко.

Во время Великой Отечественной войны многие подростки заменили на производстве тех, кто ушел на фронт, и вынуждены были бросить учебу. Чтобы ребята смогли получить 7-летнее образование, стали востребованы вечерние школы при заводах и фабриках. В Тагиле открыли 16 учреждений для рабочей молодежи. В них должно было учиться свыше 2000 подростков. В местной многотиражке подчеркивают, сколько усилий и труда приложили отделы кадров промышленных предприятий и отделы народного образования для того, чтобы укомплектовать школы учащимися и педагогами. В одном из февральских выпусков «Тагильского рабочего» подростки рассказывают об учебе. Так, Маргарита Лангер жила в Макеевке, на Донбассе, училась в 5 классе. Её старшие братья ушли на фронт, а она с мамой эвакуировалась в Нижний Тагил. Здесь устроилась в типографию и поступила в 6 класс вечерней школы рабочей молодежи. Учится только на отлично и хорошо.

«Мне не удалось из-за болезни закончить 7-летнее образование. Когда началась война с немецкими захватчиками, я уже работал на заводе имени Куйбышева, но тяга к учебе росла с каждым днем <…>Осенью прошлого года я поступил в 6 класс вечерней школы рабочей молодежи и аккуратно посещал занятия. Учусь только на отлично и одновременно хочу сдать досрочно за 7-й класс. Я выражаю большую благодарность начальнику чугунно-литейного цеха т. Айзюкович, который, составляя график работы, всегда предоставляет мне вечером свободные часы для учебы, а я, работая модельщиком, все производственные задания выполняю в точно назначенный срок», – приводят в газете слова ученика Д. Салтыкова.

Большинство подростков желали учиться, стремились получить 7-летнее образование, писали в газете, но руководители некоторых предприятий не заботились о создании необходимых условий для занятий, молодежь задерживали на производстве в вечерние часы. В школе Ново-Тагильского металлургического завода должно было обучаться более 300 человек. Уроки проводили в мужской средней школе №5, своего помещения предприятие не выделило. Дисциплина среди учеников была низкая, посещаемость — 50-60 человек в день.

«Учащиеся сидят в классах в верхней одежде, на переменах в полутемных коридорах шум, крики, визг. После ухода учащихся в классах остается сор, грязь, уборка но проводится. Зам. директора завода тов. Охотников до сих пор не может понять, что завод должен снабжать школу топливом, приобрести для учебных комнат и коридоров электролампы и иметь полагающийся штат уборщиц. В школу, где холодно грязно, привлекать учащихся трудно», – подмечали в многотиражке.

В Дзержинском районе осенью открыли школу рабочей молодежи № 2, в которой планировали обучать 800 человек. Вначале подростки посещали занятия, но после учеба почти совсем прекратилась; на уроки приходили 150-160 ребят и дисциплина с каждым днем ухудшалась. Школа № 12 не могла получить помещение. Совсем прекратила свою работу из-за непосещаемости учеников школа № 13.

За годы войны в промышленность города влились тысячи новых рабочих, которые в преобладающем большинстве никогда раньше не были на производстве и не имели никакой квалификации. Половина приобрела профессию в процессе производства, работая у печей, станков и машин, в забоях, у агрегатов. Лучший инструктор стахановских методов труда Уралмашстроя тов. Устинов в 1943 году обучил 60 плотников и каменщиков. Все они стали выполнять нормы на 150-200%. На Высокогорском железном руднике запустили сталелитейный цех. За короткий срок здесь обучили кадры формовщиков, земледелов, обрубщиков, сталеваров. В преобладающем большинстве здесь работали женщины, незнакомые с литейным производством. За 3-4 месяца они освоили специальности, стали ударницами. А формовщица комсомолка т. Окольчикова настолько овладела техникой, что за раз выполняла норму на сложных деталях на 1000 и больше процентов.

В коксовом цехе тагильского ордена Трудового Красного знамени коксохимического завода работала Анастасия Ивановна Вяткина. В дни войны она прошла путь от чернорабочей до машиниста коксовыталкивателя. В ее стахановской школе прошло обучение 25 мужчин. Правительство наградило тов. Вяткину орденом Трудового Красного знамени.

О тех, кто был эвакуирован в Нижний Тагил рассказывали нечасто и скупо. В нескольких заметках можно узнать о тех, кто вынужден был поменять место жительства.

«Александр Николаев пережил тяжелое время блокады Ленинграда. Он видел, как фашистские бомбы разрушают прекрасные дома, калечат людей. На его глазах погибали невинные дети, женщины, старики. В душе юноши зародилась ненависть к лютому врагу. В 1942 году Александр Николаев приехал в Тагил и поступил в ремесленное училище № 2. Покидая Ленинград, он дал клятву быстрее приобрести профессию и своим самоотверженным трудом на производстве мстить немецко-фашистским извергам. С первого дня пребывания в училище Александр показал себя хорошим, дисциплинированным учеником. За год он в совершенстве овладел специальностью токаря 5 разряда. В ноябре 1943 года т. Николаева выдвинули на ответственную должность мастера и прикрепили для обучения группу токарей».

Анастасия Ивановна Кострова тоже жила в Ленинграде. В первые дни войны ее старшие сыновья Николай и Алексей ушли на фронт – один артиллеристом, второй – стрелком. Муж остался работать на заводе. Анастасию Ивановну уговорили с младшим сыном переехать в Тагил. Чужими казались ей незнакомый город, природа, люди. Вскоре младший сын вслед за братьями отправился на передовую. Тогда она устроилась в механический цех чернорабочей.

«Трудно было. Но на фронте – сыновья, и там, где любовь с твердой волей неразрывны, труд творит чудеса. Четырнадцать месяцев стахановка-сборщица Анастасия Ивановна Кострова – мать троих сыновей-фронтовиков ежедневно выполняет задание на 400 процентов», – описывала историю женщины К. Серебренникова.

1/4

 

2/4

 

3/4

 

4/4

 

Семьи, чьи кормильцы ушли на фронт, окружали особой заботой и старались обеспечить всем необходимым. В Ленинском районе за 1943 год выдали нуждающимся 169 663 рубля безвозвратных ссуд, около 20 тысяч метров мануфактуры, около 10 тысяч кубометров дров, тысячи домашних вещей и т.д. В летне-оздоровительную кампанию более четырехсот детей получили бесплатные путевки в лагери и санатории. Сотни контрамарок на промтовары и обувь, валенки, ремонт обуви, на приобретение дров выдано в декадник помощи семьям в январе 1944 года. Отдел обеспечения провел большую работу по проверке правильности взимания налогов – более тысячи семей были освобождены от уплаты местных налогов, земельной ренты и налога со строений.

«Я работаю на железной дороге сторожем. Два сына и дочь – на фронте, грудью защищают нашу Родину. Заработок у меня небольшой. Недавно я обратилась за помощью к председателю завкома Ново-Тагильского завода тов. Гончаренко. Он радушно встретил меня, расспросил о детях, получаю ли я от них письма. Подбодрил. От завкома я получил 250 рублей, пару валенок. Toв. Гончаренко обещал еще дать талон на кожаную обувь. Выношу благодарность заводскому комитету за чуткое отношение к семье фронтовиков», – опубликовали в одном из номеров слова И. Трубина.


Дети фронтовиков Головатских и Егорова лишились матерей. Заботу о них проявили руководители мехлеспункта. К семье Головатских прикрепили работницу, которая присматривала за детьми, во всем помогала им, а предприятие обеспечивало топливом, сеном для коровы, помогало в приобретении необходимых вещей.
Для детей фронтовиков работали сотрудники местной промышленности и артели промысловой кооперации. Вся продукцию собирались направить бесплатно в отделы гособеспечения, для распределения. Всего рассчитывали выпустить товаров ширпотреба не менее, чем на 80 тысяч рублей.

Из номера в номер авторы заметок напоминали, что нужно увеличить выпуск товаров ширпотреба, чтобы труженики тыла не испытывали нужды в обуви, одежде, чтобы их не волновал вопрос, где приобрести предметы домашнего обихода – посуду, мебель, предметы первой необходимости. 22 производственных предприятия Тагилторгпита успешно выполнили планы 1943 года и дали товаров широкого потребления на 4 млн 861 тыс рублей. Трудящиеся города получили 19 тысяч пар валенок, 22500 пар кожаной обуви, 250 тонн мыла, 700 тысяч штук различной посуды и т.д. В 1944 году необходимо было увеличить выпуск в два с лишним раза, а по некоторым предприятиям в 4-5-6 раз. Производство валеной и кожаной обуви должно было возрасти в 6 с лишним раз: выработать 58 400 пар валенок, 142 500 пар кожаной обуви, 1109 тонн мыла, отремонтировать свыше 800 тысяч пар обуви, получить с местных заводов 1 млн 690 тыс квадратных дециметров готовой кожи.

В 1944 году открыли новые мастерские — цехи мыловарения, трикотажных изделий, начали выработку плодоягодных вин, культтоваров,
организовали чае-кофейное производство. Крупнейшая в районе и в городе артель «Металлист» стала выпускать новые виды продукции — столовые вилки и подносы.

«Уже разысканы старые квалифицированные мастера по разрисовке подносов, выделяются фонды красок и лака, задержка за железом».

Многие руководители предприятий проявили инициативу. Коллектив буфета стации Н. Тагил, не имея задания, организовал выработку костной муки. Руководитель «Техжирпром» наладил производство мыла, чернил, шампуня, купороса.

Но бывало, что в погоне за количеством страдало качество. Многие товары были сделаны небрежно, замечали в многотиражке. Обувь, сшитая в мастерских промкомбината, через 3-4 для приходила в негодность, на базе райпотробсоюза долгое время хранилась партия бракованной продукции артели «Промкоопутиль».

Также обвиняли руководителей местных предприятий за нерасторопность. Пимокатная мастерская, например, выпускала пару валенок в день. В январе швейная мастерская должна была пошить одежды на 30 тысяч, а дала только на 8 тысяч. Цех ширпотреба завода им. Куйбышева, который когда-то славился товарами ширпотреба, в 1943 году выпустил продукции на 186 тысяч рублей вместо 376 тысяч по плану. На 1944 год запланировали выпустить товаров на 540 тысяч рублей, но по самым скоромным подсчетам завод может и должен, дать товаров на 1 млн рублей. На руднике им. III Интернационала наметили выпустить в 1944 г. продукции в два с половиной раза меньше, чем в прошлом.

В феврале 1944 Наркомпрос РСФСР установил новый порядок посещения школьниками кино, театров и других зрелищ. Дети до 16 лет должны были согласовывать сеансы и спектакли с руководством учебных заведений.

«Директорам школ вменено в обязанность разрешать посещение учащимися кино и театров только во внеурочное время в организованном порядке в сопровождении взрослых, учителей, пионервожатых. При этом должны строго учитываться успеваемость и поведение каждого ученика, его занятость учебной или домашней работой, а также соответствие репертуара воспитательным требованиям», – объясняли в многотиражке.

А в кинотеатрах в это время демонстрировали новый звуковые ленты «Фронт», «Суд идет» и документальный фильм «Урал кует победу», созданный Куйбышевской и Сверловкой студиями. Этой работе в «Тагильском рабочем» уделили особое внимание, она повествует о том, как тыл помогает фронту. Начинается кинокартина кадрами, показывающими величие и красоту «каменного пояса», раскинувшегося на границе Европы и Азии.

«В дни войны природа Урала щедро дарит советских людям свои богатства. Раздаются взрывы, обнажаются мощные тридцатиметровые пласты угля. Огромные экскаваторы в разрезах грузят железную руду в думпкары. Заканчивается бурение скважин, и потоки нефти устремляются в резервуары. Партии геологоразведчиков находят новые залежи стратегического сырья, и туг же, в глухой тайге зарождаются рудники».

В фильме показаны металлургические и военные предприятия. Перед зрителем проходят артиллерийские, авиационные, оружейные, танковые, снарядные заводы. Попал в кинохронику и Уральский танковый завод, ныне УВЗ. Героями фильма стали лауреаты сталинской премии проходчик Иван Завертайно, бурщик Илларион Янкин, фрезеровщик Дмитрий Босый, директор такового завода, Герой Социалистического труда т. Максарев, конструкторы танков тт. Морозов и Кучеренко, академик Павлов и Патон. По словам автора рецензии, хорошая музыка и четкий дикторский текст помогают лучше воспринимать видимое.

«Неизгладимою впечатление оставляет показ уральских танковых заводов, особенно Кировского и имени Коминтерна. Зритель переносится в просторные корпуса, присутствует при отливке башен, видит, как на огромных конвейерах машины одеваются броней, получают вооружение… Танк готов. Он проходит заводские испытания. Люди придирчиво осматривают каждый винтик. А когда на экране появляются эшелоны танков, отправляющихся на фронт, невольно хочется аплодировать уральским оружейникам, которые дают Красной Армии такие превосходные машины и в таком количестве», – описывал Г. Юрьев.

Уралу в годы войны советский писатель Евгений Пермяк посвятил серию очерков. Здесь напротив не найти истории о героях, делающих танки, самолеты, пушки, боеприпасы, почти не встретишь имен прославленных мастеров. Автор повествует о простых людях, о крае со всеми его самобытными явлениями, чудесными ископаемыми, красотами природы.

В книге «Уральские записки» собрано 26 коротких очерков. Сюжетно они не связаны между собой, но одна мысль красной нитью отчетливо проходит через всю книгу – «в больших городах, и в лесных избушках, и в столице Урала – Свердловске, и в отдаленном глухом поселке Таборы, расположенном в ста километрах от железной дороги-люди живут одним, как лучше помочь фронту». Автор как журналист описывает то, что видел своими глазами, приводит интересные факты. Вот, например, как автор рисует Нижний Тагил.

«Парадоксом звучат слова о том, что побывавший в центре Тагила был только в его пригороде. А пригород Тагила – действительное лицо города.
Тагил в отличие от других городов и растет не от центра к окраине, а с окраины к центру. И эти – окраины замечательны. За городом неожиданно
открывается центральная столичная улица со всеми деталями. Высокие, дома с архитектурно-затейливыми фасадами, сады, газоны, широкие панели. Если взобраться на гору Высокую, то Тагил виден во всем его величии».

Жаловались в одном из номеров тагильской газеты на то, что за последнее время некоторые руководители клубов увлеклись увеличением цен на билеты, ничем не обоснованным. Особенно отличился такой коммерческой деятельностью председатель правления клуба имени Горького т. Гороховский. Обычная стоимость билета на рядовой концерт – 25 рублей, а на теа-джаз каждый билет стоил 28 рублей. По словам автора заметки, это едва ли способствует делу приближения искусства к широким слоям трудящихся. К слову, после долгого перерыва тагильчане вновь встретились с театрализованным джазом железнодорожников. Этот коллектив – детище тагильской художественной самодеятельности, который сумел перейти на профессиональную сцену. За два года он дал до 700 концертов на Свердловской, Южно-Уральской, Карагандинской, Омской, Томской, Пермской и других дорогах. Журналист, побывавший на концерте, нашел повод и для восхищения, и для критики

«Отрадно отметить, что за последнее время джаз-оркестр значительно вырос в музыкальном отношении. Полнее звучат инструментальные группы, появились более глубокие, осмысленные оркестровки. Хорошо звучит «Джаз-сюита» музыкального руководителя теа-джаза Виталия Гевиксмана. К сожалению, явно ослабились вокальная и танцевальная группы. Николай Стремоусов исполняет большую часть вокального репертуара <…> К сожалению, в отдельных номерах у него появилась какая-то холодность, внутренняя пустота. Только этим можно объяснить то, что такие популярные лирические песни, как «Крутится, вертится…» Исаковского и «Темная ночь» Богословского плохо принимаются зрителями».

1/2

 

2/2

 

В следующем выпуске мы окунёмся в историю февраля 1944 года. Ждём от вас обратную связь и пожелания. Почта для писем: [email protected] .

Благодарим за поддержку при подготовке проекта Центральную городскую библиотеку Нижнего Тагила.

Владимир Вахрутдинов

Последние новости

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *