На Урале родные медика, у которой всю беременность не замечали рак, требуют у больницы 4 миллиона

По словам юриста семьи, у Полины были признаки опухоли, но врачи их проигнорировали За гибель Полины Шархуновой ее родители требуют от врачей четыре миллиона рублей В Екатеринбурге начался судебный процесс по делу фел

По словам юриста семьи, у Полины были признаки опухоли, но врачи их проигнорировали За гибель Полины Шархуновой ее родители требуют от врачей четыре миллиона рублей

В Екатеринбурге начался судебный процесс по делу фельдшера скорой помощи Полины Шархуновой, которая умерла от рака. Ее родители предъявили иск к перинатальному центру за смерть дочери. 


32-летняя Полина Шархунова умерла через девять месяцев после рождения младшего сына . Так случилось, что во время беременности у нее развилась злокачественная опухоль (рак шейки матки). Она наблюдалась в городском перинатальном центре на Антона Валека, специально добилась того, чтобы ее перевели из обычной районной консультации к лучшим специалистам Екатеринбурга. Но врачи не смогли вовремя поставить диагноз. 


Родители подали судебный иск в Кировский районный суд, они требуют с перинатального центра четыре миллиона (по два миллиона каждому) за гибель дочери. После лечения Полины у них еще остались долги.


Страховая компания нашла дефекты оказания помощи. Но комиссия горздрава, которая проводила проверку по жалобе Полины, когда она еще была жива, не нашла никаких нарушений в работе врачей, объяснив, что опухоль развивалась скрыто.


— Суть той проверки сводилась к следующему: сама виновата в том, что стала вынашивать беременность, — комментирует E1.RU юрист Вадим Каратаев, представляющий в суде интересы родителей Полины. — Не выполнила рекомендации контроля излеченности (от дисплазии). Но это не так! Есть документы, анализы, что накануне беременности никаких признаков злокачественности или дисплазии не было. Да, действительно, опухоль развивалась скрыто, был эднофитный рост (когда опухоль распространяется вглубь пораженного органа. —  Прим. ред. ). Но есть определенные клинические рекомендации, как выявить это.


Полина работала на станции скорой помощи, сама спасала людей


По словам Каратаева, были признаки опухоли, которые врачи проигнорировали: сильные выделения. 


— Подтекание околоплодных вод не подтвердилось, посевы на инфекцию тоже были отрицательные. При этом дальше продолжали назначать противомикробную терапию. Зачем? Почему не стали выяснять причину? Рак шейки матки при беременности развивается стремительно (юрист Вадим Каратаев — бывший практикующий врач, окончил наш мединститут. —   Прим. ред. ). Полина сразу обратила внимание: что-то не то, стала жаловаться своему врачу. Сейчас суд направит документы на судмедэкспертизу. Первоначально ее должны были сделать в Санкт-Петербурге. Однако судья вдруг передумала, объявив, что экспертизу проведут в Екатеринбурге. Я против, уверен, что объективного исследования в нашем городе не будет, мы уже видим, какое заключение сделала комиссия горздрава, которая проводила проверку по жалобе. Сейчас написал претензию в областной суд.


Полину не смогли спасти. Она умерла спустя девять месяцев после рождения сына


В городском перинатальном центре, так же как и в горздраве, отказались комментировать этот процесс.


Полина была в группе риска по развитию онкологического заболевания: несколько лет назад во время плановой диспансеризации в поселке Сагра ее мама, она же главный фельдшер поселка, обнаружила у дочери дисплазию шейки матки . Полина успешно пролечилась в одном из крупных коммерческих центров Екатеринбурга. Перед второй беременностью (а врачи рекомендовали ей не затягивать с рождением второго малыша) все анализы были в норме. 


В середине беременности женщина стала жаловаться на сильные выделения. Заподозрили подтекание околоплодных вод, сделали анализ — не подтвердилось. Стали лечить от инфекции, назначать противомикробные препараты. Когда молодая мама приехала в 40-ю больницу, в роддом, то акушерка при осмотре, как рассказывала нам сама Полина, изменилась в лице, спросила: вы вообще наблюдались где-то? Оказывается, шейка матки уже была настолько изменена, что это было видно внешне. Полина скончалась через девять месяцев после рождения сына.


Мама Полины Татьяна Ивановна с внуком Темой


Недавно мы рассказывали о другой трагедии: в роддоме Нижних Серег умерла молодая мама . Родные считают, что виновата врач: при удалении плаценты грубо рванула и вырвала женские органы (правильно это называется выворот матки). После проверки Минздрава  врачам нижнесергинской больницы объявили выговор . Расследование уголовного дела продолжается. 

Текст: Елена ПАНКРАТЬЕВА
Фото: Дмитрий ЕМЕЛЬЯНОВ / E1.RU, страница Полины Шархуновой во «ВКонтакте»

Последние новости

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *